8 (843) 519-99-67тел. в Казани
Заказать звонок
Задать вопрос

пр. Х. Ямашева, д. 36

Тел: (843) 519-99-67 | 519-78-19

Контакты и схема проезда

8-й комплекс (Старый Город), 7Б

Тел: (8552) 77-25-99

Контакты и схема проезда

ул. Корабельная, д. 8

Тел: (8555) 36-51-56

Контакты и схема проезда

пр. Тукая, д. 27

Тел: (8553) 32-46-14

Контакты и схема проезда

ул. Строителей, 27

Тел: (85557) 3-31-47

Контакты и схема проезда

ТСР

Примерно два последних десятилетия в Татарстане действовала весьма эффективная модель обеспечения инвалидов протезами, деликатно называемыми «техническими средствами реабилитации». Эти жизненно важные для людей с ограниченными физическими возможностями изделия в республике производили четыре предприятия (одно государственное и три частных), успешно справлявшиеся со своей специфической задачей вплоть до 2013 года. А затем работающую систему подвергли реформированию, отчего и без того не слишком простая жизнь инвалидов внезапно и резко осложнилась.

Как не попасть под автоматическую раздачу

В прошлом году победителями проведенных ГКУ «Комплексный центр» аукционов на поставку средств реабилитации стали уже не четыре, а пять организаций, говорит директор ООО «РИн» Владимир Суворов. Новичок в списке - ООО «Экспоторг» - должен был обеспечить около 45 процентов потребности инвалидов в протезах нижних конечностей. 

- И это при том, что на момент заключения контрактов «Экспоторг» не имел в штате ни одного квалифицированного сотрудника в штате и разрешительных документов на производство, – удивляется Владимир Суворов. – Они понизили цену, чтобы выиграть. Настолько, что для нашей продукции она стала убыточной, поэтому другие предприятия сошли с дистанции.

С приходом на этот рынок нового игрока число клиентов у «РИн» значительно уменьшилось, признает Суворов. Директор предприятия, сам инвалид с протезом, отмечает, что и до времен госконтракта, и после у людей с ограниченными физическими возможностями было право выбирать изготовителя протезов, хоть и официально не закрепленное. Сегодня многих клиентов «РИн», как, впрочем, и «ПРИЗа», «Опоры» и «Казанского протезно-ортопедического предприятия», без лишних разговоров направляют в «Эскпоторг». Владимир Николаевич усматривает в этом некую заинтересованность со стороны ГКУ «Комплексный центр».

- Была изменена и форма принятия заявления на изготовление протезов. В районные органы соцзащиты посажены работники «Комплексного центра», которые стали работать с инвалидами, - объясняет свою позицию Суворов. – Та часть системы, которая касалась протезирования, для работников на местах оказалась закрыта. Все управление передано «Комплексному центру». Там сидит один «уполномоченный», который по-разному отвечает на наши запросы о том, как система работает. Какого-то связного алгоритма они предоставить не могут. У меня есть запись разговора, где работник центра говорит инвалиду, что контракты с «РИн» не заключены, поэтому всех направляют в «Экспоторг». Как-то это подозрительно…

Конечно, и самого Суворова в данном случае нельзя назвать «независимым экспертом», поскольку он тоже участвует в производстве протезов, это его бизнес. Но если предположить совсем печальный вариант с закрытием его предприятия в результате очевидной недобросовестной конкуренции, то пострадает в первую очередь даже не сам Суворов (с его 20-летним опытом и знаниями в этой сфере директор явно не пропадет), а клиенты «РИна». То есть, все те инвалиды республики, которые, как Альберт Ибрагимов, получили на этом и других проверенных временем предприятиях помощь высокопрофессиональных протезистов.  

В Минсоцзащите же с упорством автоматов ссылаются на ту самую автоматизированную систему:

- Специалисты ГКУ «Комплексный центр», к сожалению, ограничены законодательными нормами и условиями государственных контрактов, - говорит Наталья Бутаева, заместитель министра труда, занятости и соцзащиты. – Направление граждан только по их желанию к определенным поставщикам привело бы к нарушению этих условий. А это может грозить предъявлением со стороны поставщиков штрафных санкций за неисполнение обязательств.  

Но практика показывает, что механическое распределение инвалидов по протезно-ортопедическим предприятиям все же отличается от развоза поврежденных машин по ремонтным мастерским. Вот и паралимпийская чемпионка из Татарстана Ирина Полякова «взбунтовалась» против «Экспоторга», дойдя в борьбе за свои права почти до президента республики. И тоже добилась, чтобы ее направили к желаемому специалисту, а не рекомендованному. Значит, у автоматизированной системы все-таки есть опция ручного управления, только не для всех? 

С победителем не спорят?

С точки зрения закона принцип конкурса и победы на аукционе прост и прозрачен: выигрывает предложивший самую низкую цену. Но в этом случае сразу встает вопрос о качестве изделий, которые предложит победитель потребителю. Не окажется ли это тем самым случаем, когда «дешево да гнило»? Хотя какое там дешево, тут самое время напомнить, что стоимость протезов начинается от 60 тысяч рублей... 

Приравняв в закупках «средства реабилитации» к каким-нибудь столам и унитазам, в министерстве, конечно, следовали букве закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». И совсем при этом забыли, что протезы - все-таки изделия крайне специфические, предназначенные для совершенно особенных нужд и поистине жизненно важные. Это офисное кресло можно заказать не самое мягкое – ничего страшного не случится. А вот бракованные протезы моментально вычеркивают человека из полноценных членов общества – чувствуете разницу? Потому и называются они средством реабилитации. 

Протезист делит свои изделия на несколько уровней, различающихся сложностью исполнения, материалами и, соответственно, ценой. Первый – когда на них человек передвигается только по дому с помощью костылей и трости. Второй – можно передвигаться на небольшие расстояния, дойти до магазина, например. Третий – человек почти не ограничен в перемещениях. И четвертый – когда пользователь может даже заниматься спортом. Конечно, возможность танцевать и играть в футбол обеспечивает самый дорогой и современный протез, который могут позволить себе единицы. Но и «бюджетный» должен быть комфортным, качественным, не причиняющим боли и неудобств. Только добиться этой «малости» зачастую бывает очень непросто.

В Министерстве труда, занятости и социальной защиты по поводу споров о качестве протезов предлагают только одно эффективное средство – не подписывать акты приемки изделий у протезиста. 

- В государственных контрактах, заключенных с организациями-победителями аукционов, предусматривается обязанность поставщика поставлять протезы в строгом соответствии с техническим заданием и предусмотрена ответственность поставщика за их нарушение условий, - утверждает Наталья Бутаева. – Поставщик гарантирует, что протезы будут новыми, не иметь дефектов, связанных с разработкой, материалами и качеством изготовления, либо проявляющихся в результате действия или упущения поставщиком при нормальном пользовании в обычных условиях. При выдаче протез инвалиду выдается и гарантийный талон. Предусмотрена и обязательная замена некачественных протезов. Если качество не устраивает, получатель вправе не принимать изделие. Для решения проблемы в таком случае ему надо обратиться в ГКУ «Комплексный центр».

 Ну да, все правильно и на первый взгляд просто. Только на практике все не так гладко, как в тексте гарантийных обязательств, и представить развитие спорной ситуации совсем несложно.

Начнем с того, что инвалид приезжает в ПОИ минимум дважды – первый раз для снятия размеров и второй раз – за готовым изделием. С учетом факта, что предприятий - пять на всю республику, подавляющему большинству клиентов приходится добираться до протезиста очень издалека, и поездки эти даются им не так легко, как здоровым людям. Так что в случае, когда с первой попытки искусственная конечность «не подошла» и, соответственно, надо что-то в ней подправлять, а акт приемки не подписывать, начинается вполне привычное хождение по мукам. Не слишком умелый мастер, раздраженный «капризами» заказчика, будет раз за разом переделывать неудачный протез, а упрямо не желающий соглашаться на негодное «средство реабилитации» клиент – ездить через всю республику за очередной порцией негативных эмоций. Стороны будут брать друг друга измором, в конце концов или кто-нибудь сдастся, или последует обращение в ГКУ «Комплексный центр» за перенаправлением к новому специалисту. То есть, для инвалида – новые комиссии, новые поездки, новые примерки… Откуда взять на все это силы, деньги и здоровье человеку с ограниченными возможностями? И всегда ли выстраданное в результате решение будет в его пользу? Так что отказ подписывать акты - не путь к компромиссу, а, скорее, акт отчаяния и объявление войны враждебной системе...

Протезы – не роскошь, а средство реабилитации 

Логичным решением проблемы для татарстанского инвалида могла бы стать предусмотренная законом выплата компенсации за протезы. В этом случае человек может сам обратиться в выбранное им протезно-ортопедическое предприятие за протезами, после чего Минсоцзащиты возместит ему расходы – полностью или частично. Но все упирается в то, что возмещение последует «потом», а сначала придется найти солидную сумму, чтобы заплатить протезистам за работу. Большинству инвалидов негде взять деньги, которые и любой здоровый человек соберет с немалым трудом (напомним, стоимость протезов колеблется от 60 до 300 тысяч рублей). На кредит тоже особо рассчитывать не приходится, разве что – под грабительские проценты, которые никто компенсировать не будет. Кстати, размер возмещения от соцзащитников - тоже штука труднопредсказуемая, поскольку в ведомстве сами определяют, сколько необходимо выплатить самостоятельно действующему подопечному. 

- Размер компенсации определяется по результатам последнего по времени размещения заказа, конкурса, аукциона, запроса котировок на поставку технического средства реабилитации, информация о котором представлена на официальном веб-сайте Российской Федерации о размещении заказов в сети Интернет по электронному адресу www.zakupki.gov.ru, - сообщили нам в министерстве. 

Как-то многовато неизвестных в этом уравнении. А если вспомнить, что при проведении аукционов министерство берет за базовый критерий самую низкую стоимость «средств реабилитации», становится понятно, что сумма, реально потраченная на самостоятельно заказанный качественный протез, может оказаться существенно выше, чем рассчитанная за «социальный» эконом-вариант. 

В федеральном центре все чаще звучат предложения о введении именных сертификатов наподобие материнских, на которые инвалиды могли бы обеспечивать себя протезами у тех производителей, которых выберут сами. Но пока это только идеи. Суровая реальность же такова, что в Татарстане людям с ограниченными возможностями, ставшими деталями «автоматизированной системы», становится все труднее устоять на ногах.  

Источник: газета Protatarstan 

Владимир Суворов

Директор центра РИН

В протезно-ортопедическом центре РИН работают профессионалы своего дела. Организовать процесс протезирования Вам поможет  
Козлов Владимир Борисович, главный врач

Отзывы

Спасибо Вам огромное! Благодаря Вам я могу выступать на сцене, ездить на гастроли в другие страны. Дай Бог Вам здоровья. Просто здорово, что Вы есть!

44 года, заслуженный артист РТ и ЧР, протез голени

Все отзывы

Заказать звонок

Пожалуста, заполните все поля

Отправить письмо